Фото: из открытых источников
Марина Огородникова

Как странно переплетаются судьбы


Когда читаешь Гоголя, кажется, он о нас говорит: «Да отсюда, хоть три года скачи, ни до какого государства не доедешь…». Больше полутора веков прошло, и вот…

Мари приехала в Пермь из Германии учиться в университете. Мой сын показывает ей фильмы о войне. Не всегда получается посмотреть их сразу от начала до конца: у обоих деды – ветераны Второй мировой войны, только один дед – эсэсовец, а второй награждён медалями «За отвагу» и «За победу над Германией»…

Венеру отец привёз из Чечни совсем маленькой. Привёз, спасая от войны. А Светлана переехала в Пермь из-под Новгорода года три назад… И встретились на нашей даче внучка полевого чеченского командира и дочь майора ВДВ, прошедшего Афганистан и две Чеченские войны…

А потом к компании присоединилась Катя, приехавшая из Екатеринбурга на денёк встретиться с интернет-друзьями. И вот уже два года как она осела здесь, пригревшись и найдя свой дом и семью…

Марья, военный лётчик лет 25 с другим гражданским паспортом, оказалась в Перми после двух войн. В первой участвовала по долгу службы. От её слов: «На мне гражданских нет», - сжимается сердце. Для неё это важно: несмотря на присягу, данную обманувшему её государству, остаться верной людям. В Сирию её привели убеждения…

Мари, закончив учёбу, вернётся в Мюнхен. Света получила приглашение продолжить образование в Швейцарии. Там она, наверное, и останется. У Кати скоро начнётся решающий год в «вечёрке», с ЕГЭ и аттестатом. Марью ждёт очередной рейс, теперь на гражданском самолёте.

А пока… девчонки строят дом! Они вместе обустраивали старую дачку Светланы. Потом восстанавливали разрушенный взрывом газа дом Марьи. И вот теперь в глухой деревушке под Чайковским, в окружении леса со спрятавшейся в чаще церковью, Венера решила построить дом. Свой, собственный, который может стать родовым.

Помните, один государственный деятель назвал нас болотом? А мы не болото - мы тихая гавань, где люди обретают покой и родину…


наши
партнеры