Фото: из открытых источников
Галина Долгих

ПЕСНЯ НАД КАМОЙ


В конце пятидесятых мы жили в Верхней Курье. Дома сплошь деревянные, небогатые. Телевидение уже было, но то ли антенна не ловила, то ли денег ни у кого в нашем квартале не было на телевизор. Единственным развлечением было пение. Сядут бабушка и мама на крыльце и затянут песню. И папа поет, да еще на баяне играет. Подтягиваются соседи, хор разрастается. Песня льется над Камой. Я никогда не пропускала эти посиделки.

Все песни знала наизусть. Но потом у нас появился телевизор. Петь стали реже. Соседи, в основном женщины в возрасте и мужчина - дядя Костя-повар , набивались в нашу маленькую комнатку. Шли со своими табуретами. Потом мы стали ставить два табурета на расстоянии друг от друга и на них клали доски, застеленные половичком в два-три ряда. Но в скором времени телевизор стал появляться то у одного соседа, то у другого. А когда папе дали комнату в коммуналке в шикарной сталинке, мы уехали в город.

Родителям до работы стало добираться легче, не надо было переправляться на речном трамвайчике через Каму, а зимой идти по льду пешком. К бабушке выбирались только в выходные. И хотя появился мост через Каму, и в Курью пустили автобус, все равно предпочитали речной трамвайчик. В каникулы в пионерлагерь не ездила. Зачем? Если в конце 1 -Линии он был - "Сосновый бор". Я играла с детьми из него, и даже иногда вместе с ними ходила в столовую. Вроде все было хорошо, но что-то очень важное ушло из моей жизни - петь по вечерам перестали....

Одна за другой уходили женщины, участницы импровизированного хора. И бабушка тоже... Теперь пели только по праздникам. Со временем появилась традиция - на день рождения надо было спеть столько песен имениннику, сколько ему исполнялось лет. Хотя бы по одному куплету с припевом. На мамин семидесятилетний юбилей пение затянулось. Но соседи все были с нами, так что жаловаться было некому.


наши
партнеры