Фото: из открытых источников
Владимир Гладышев

ТЕКУЩАЯ ПЕРМЬ
эссе


…Одно из самых ранних, самых сильных моих впечатлений от родного города – это то, как я в нем потерялся. Жили мы на рабочей окраине, и вот однажды уличный сосед Валерка Корнилов предложил мне, дошколенку: «Поехали в город! В зоопарк сходим». Доехать-то мы доехали «до города», но как-то так вышло, что я потерялся. Уж и зоосад закрылся, я вышел на улицу, а в кармане у меня денег нет даже на автобус. И решил я, пацаненок, до своей Заостровки добираться пешком, вдоль Камы. Главное – направление знал.

Помню, брел и инстинктивно «прижимался» к родимой Камушке, но не тут-то было! То и дело натыкался на какие-то страшные заборы с колючей проволокой, заводы, зоны… Приходилось их огибать, я долго плутал, ходил кругами, и снова упрямо выбирался поближе к речной полосе. Моя путеводная Кама! Первое время она отблескивала закатными лучами, потом потемнела и почти исчезла. Стало жутковато на душе, я ревел…. До дома добрался только на рассвете.

Так я с малых лет познал «на своей шкуре» главные особенности речного порта, его плюсы и минусы.

Пермь можно назвать городом восходящего солнца, потому что в этой точке для Европы начинается очередной день. Существует немало кратких определений, своеобразных формул или кодов города: Пермь – врата Европы, Пермь – порт пяти морей, ну, и конечно, и опорный край, и соль земли… В каждом из этих названий есть своя правда.

Взглянув на открытки столетней дав­ности (с надписями «Привет из Перми»), мы отмечаем: объектов, которые наши предки причисляли к символам города, сравнительно немного. Это прежде всего Кама, пароходы и набережная, дом Мешкова, театр, Загородный сад с ротондой, Петропавловский собор.С появлением железной дороги к ви­довым «визиткам» прибавились два вокзала, мосты.

Листая старые путеводители, я то и дело встречал мысль, звучавшую рефреном у советских авторов: «Старая Пермь не могла и мечтать…» Мол, все познается в сравнении, посмотрите, как далеко при социализме мы ушли вперед. Авторы дореволюционной поры были менее заносчивы, а мечтать умели, пожалуй, и похлеще…Непросто стать по-настоящему европейским городом. Примет «азиатчины», как заметил в свое время А.П. Чехов, на берегах Камы еще немало.

Прорыв в будущее, обеспечение туристической привлекательности города связывают ныне с довольно необычными направлениями. Громадье планов, развитие промышленности, создание высокотехнологичных производств и экономической базы – это главная составляющая прогресса. Пермь вошла в число лидеров по индексу международной активности (среди городов-миллионников). Но пермскую ауру освежает и появление новых достопримечательностей духовного свойства. Не все об этом помнят. К примеру, прекрасный сквер был разбит в честь одного из юбилеев города на высоком камском берегу (возле телебашни Уралсвязьинформа). В тексте на красивом чугунном свитке, установленном у входа в этот чудо-сквер, упомянуты чиновники и городского, и районного масштаба. Спасибо и им тоже, всем спасибо!Но вот о том, что как раз в этих местах наши предки ставили придорожный образ своего небесного заступника – святого Евстафия – ни слова, ни полслова. Без таких акцентов не постигнуть того, что называется пермским культурным кодом.

В сравнении со многими крупными городами Пермь сильно выигрывает именно тем, что расположилась на берегах красавицы Камы. И столь же очевидно проигрывает, потому что в городе крайне мало выходов к реке. Исторически так сложилось, что почти вся левобережная часть в центре плотно занята промпредприятиями, складами и т.д.

…Около 15 лет назад, приступая к работе над своим путеводителем по Перми (вышел в изд-ве «Маматов» в 2011 г.) я, помнится, долго мучился над заключением, переписывал его не по разу.

«Прожектерством занимаешься», -ворчала мой опытный редактор Марина Викторовна. О чем же таком я грезил тогда, в «нулевые»? Читаю: «…По большому счету, необходимо прорваться к Каме и в районе речных ворот города, где все пути-выходы перекрыты мотовозоремонтным заводом, и создать Пермский Арбат от Перми I до речного порта…».

С «Пермским Арабатом» не все получается, увы. История с улицей Пермской приняла драматичный оборот. Но пешеходная зона вдоль красавицы Камы создается, развивается. Уже выведен из центра и Шпагинский мотовозоремонтный завод.

Из тех краеведческих «прожектов» назову, пожалуй, еще одну мечту: восстановить беседку-ротонду на набережной, «откуда любовались камскими далями Мельников-Печерский, Сперанский, Мамин-Сибиряк, Пастернак, Чехов, Каменский»… Ротонда также украшает теперь набережную.Помнится, был в нашем городе Дом архитектора. Так вот, свое существование он (а точнее – Пермская организация Союза архитекторов) завершил, можно даже сказать, увенчал интересной выставкой «Берлин текущий» . С завистью лицезрели мы тогда, как талантливо и рачительно осваивали речные берега градостроители в европейской столице.

Как говорится, лед тронулся и у нас. И виды, которые открываются, не менее притягательны и завораживающи, чем ледоход, которого в старой Перми (до ввода КамГЭС) пермяки с нетерпением ждали весь год. Высвобождаемые от промзонтерритории можно будет благоустроить так, что «текущая Пермь» станет похожа на европейский город.

Сегодня Пермь действительно в пути. Она сбросила оцепенение и динамично развивается. Ее уже затруднительно назвать «в царство злата бедным входом» (П.Вяземский). Но оправдывать надежды своих предшественников должны сами пермяки.

Владимир Гладышев


















наши
партнеры