Фото: из открытых источников
Ольга Троицкая

Письмо Пастернака из города П.
(Версия пермского дилетанта)


Август шепчет листопадом.
Снова осень на пороге.
В Егошихе за оградой наклонился старый тополь.
Кот мурлычит, трется боком.
Тучи серым горизонтом
расстелились над оврагом.
Я смотрю в окно двойное
старой рамой разделенным.
Там дорогою знакомой
ходит кто-то мимоходом.
А за желтыми крестами,
Петропавловским собором
Воды камские густые
разрезают теплоходом.
Плащ снимая с старой полки,
одеваюсь не спеша,
И прогулкою спокойной я спускаюсь до моста.
По безлюдным переулком,
по Сибирской и "Звезда",
Выхожу я на прогулку с тростью стылой, без зонта.
Дождь стучит по крышам билом,
Льет водой труб водосток,
Я иду на встречу к милой,
К милой набережной в срок.
Здесь оставшись на минуту в тишине от суеты,
Я любуюсь видом дивным,
что открылся мне с весны.
Здесь стоит немного выше сад и площадь меж домов,
Семинарские угодья и монашеский покров.
Если мне спуститься книзу по Кунгурской до конца,
Я пройду Сенную площадь, цирк и башню без крыльца.
Этот город так заманчив, блеск огней и фонарей.
Мне так хочется однажды здесь остаться без людей.
Я создам живую прозу,
сочиню героев тьму.
Я Юрятиным отныне назову сию "страну".
Пусть на улице ненастье,
серый сумрак ходит днём.
Я в любую непогоду,
с сердцем отзовусь о нем.
Этот город очень скромен и таинственен весьма,
Но за этим кротким нравом,
Жизнь историей полна.
Модерах, Татищев, Кашкин
дело знали и могли
Эту землю из приказной
до губернии взрасти.
Дождь стучит и плащ промочен,
Возвращаться мне пора.
В Егошиху, где заводик был закрыт ещё "вчера".
Нынче бегают трамваи по Покровской до тюрьмы.
Я сажусь и еду молча, без людей, без кутерьмы.
Дверь открыл и плащ на полку.
Снова кот мурчит в углу.
Эх, хорошую прогулку совершил я по кольцу
Завтра путь, дорога, поезд, уезжаю насовсем.
Ждет меня другое дело, ждет меня другой уезд,
Плачу… Все. Печать на сем.




наши
партнеры